Рекламный баннер 1000x120px ban-1
Курс: 75.55 90.46

Сегодня я расскажу вам интересны факты об Александре Матросове, который родился 96 лет назад.


Высказывания Матросова: "Я видел, как умирали мои товарищи. А сегодня комбат рассказал случай, как погиб один генерал, погиб, стоя лицом на запад. Я люблю жизнь, хочу жить, но фронт такая штука, что вот живёшь-живёшь, и вдруг пуля или осколок ставят точку в конце твоей жизни.
Но если мне суждено погибнуть, я хотел бы умереть так, как этот наш генерал: в бою и лицом на запад." Из письма Матросова любимой девушке...
Юнус Юсупов, несмотря на свою инвалидность (он воевал еще в Гражданскую и вернулся оттуда без ступни), всегда отличался бойкостью, поэтому никого не удивил факт, что он женился на одной из кунакбаевских красавиц по имени Муслима, которая была гораздо его моложе. В 1924 году у них родился сын, которого нарекли Шакирьяном. А в книге актов о рождении (таков был порядок) записали по имени деда - Мухамедьянов Шакирьян Юнусович. Шакирьян получился бойким и проворным малым - в отца, и мать частенько повторяла: "Вырастет молодцом. Либо, напротив, будет вором...". Несмотря на то что из-за крайней бедности их сын всегда хуже остальных был одет, он никогда не унывал. Плавал лучше всех, а когда с пацанами, чтобы узнать, кто сколько раз женится, пускали по воде гладкие камушки, у него всегда выходило больше всех 'невест'. Он мастерски играл в бабки, здорово бренчал на балалайке. Когда мать умерла, Шакирьяну было не больше шести-семи лет. Точные данные установить невозможно, поскольку ни в Кунакбаевском сельсовете, ни в Учалинском районном отделе Загса не сохранилась большая часть документов: они были уничтожены пожаром. Спустя какое-то время отец привел в дом другую жену, у которой был свой сын. Жили по-прежнему очень бедно, и нередко Юнус, взяв за руку родного сына, ковылял по дворам: попрошайничали. Тем и кормились. Шакирьян плохо знал родной язык, потому что отец больше говорил на русском. Да и ходить побираться так было удобнее. У Юнуса тем временем появилась уже третья жена, и Шакирьян ушел из дома. Время было тяжелое, голодное, мальчишка, возможно, сам решился на это. Имеются, правда, сомнения: мол, похлопотала мачеха, чтобы избавиться от лишнего рта в семье. Куда потом делся Шакирьян, сказать сложно: бумаги всех детских домов Башкирской АССР начала 30-х годов не сохранились. Но не исключено, что он попал в детский приемник распределитель по линии НКВД, откуда его направили в Мелекесс (ныне Димитровград) Ульяновской области. Там, говорят, и появились его 'первые следы', и там он уже был Сашкой Матросовым.
Среди беспризорников существовали свои законы, и один из них гласил: если ты не русский, а национал, тебе никогда не поверят и всячески будут сторониться. Поэтому, попадая в детдома и колонии, подростки, особенно пацаны, всячески старались изменить свои родные фамилии и имена на русские. Позже, уже будучи в Ивановской режимной колонии, Сашка со смехом откровенничал, как, устраиваясь в детдом, назвал своим родным местом город, в котором ни разу не был. Это несколько приоткрывает завесу, откуда во всех справочниках и энциклопедиях появился город Днепропетровск как место рождения Александра Матросова. В Ивановской колонии у него было несколько кличек: Шурик-Шакирьян - кто-то, по-видимому, знал его настоящее имя, Шурик-Матрогон - он любил носить бескозырку и матросскую форму, и Шурик-машинист - это было связано с тем, что он много путешествовал, и именно его посылали на вокзалы ловить сбежавших колонистов. Еще Сашку дразнили 'башкиром'. Еще вспоминают, что он здорово выбивал чечетку и умел играть на гитаре. В Ивановский режимный детдом Саша Матросов был доставлен 7 февраля 1938 года. С первых дней ему там что-то не понравилось, и он сбежал обратно в Ульяновский детский приемник. Через три дня его все же вернули назад. После окончания школы в детском доме в 1939 году Матросова отправили в Куйбышев на вагоноремонтный завод. А там - гарь, дым... Это было не по Сашке, и спустя какое-то время он ушел оттуда по-английски, не попрощавшись. Последний раз в родном Кунакбаево Шакирьяна видели летом 1939 года. К тому времени он окончательно обрусел и всем представлялся Александром Матросовым. Его никто особо не переспрашивал 'почему' - было не принято задавать много вопросов. Сашка поправился, был аккуратно одет: на голове - бескозырка, под рубашкой виднелась тельняшка.
Еще будучи в Куйбышеве, его вместе с другом забрали в милицию, обвинив 'в нарушении паспортного режима'. Снова следы Матросова всплыли осенью 1940 года в Саратове. Как явствует из сохранившихся до наших дней документов, народный суд 3-го участка Фрунзенского района осудил его 8 октября по статье 192-й УК РСФСР к двум годам лишения свободы. Матросов был признан виновным в том, что, несмотря на данную им подписку о выезде из города Саратова в 24 часа, продолжал там проживать. Забегая вперед, скажу, что лишь 5 мая 1967 года Судебная коллегия Верховного суда смогла вернуться к кассационному рассмотрению этого дела, и приговор был отменен. Матросов сидел в трудовой колонии, что в старой Уфе. Он отбыл срок 'от звонка до звонка' - об этом можно судить по тому, что в конце сентября 1942 года в группе других новобранцев он оказался в Краснохолмском военно-пехотном училище под Оренбургом. Курс обучения тогда составлял шесть месяцев, и осенний набор, в котором был Александр, в марте 1943 должен был уйти на фронт лейтенантами. В училище Матросова приняли в комсомол. Об этом факте можно было и не вспоминать, но впоследствии как минимум два музея (не хочется говорить какие) предъявили в качестве экспоната подлинник комсомольского билета Героя. Только на одном было написано: 'Лег на огневую точку противника', на другом - 'на боевую'... Ситуация к концу 1942 года сложилась таким образом, что в январе 43-го весь курсантский состав училища был направлен рядовыми на пополнение фронтовых частей, и это накануне победы под Сталинградом! Матросов был зачислен в списки 91-й Тихоокеанской добровольческой морской бригады имени Сталина 25 февраля. А спустя два дня, при взятии деревни Чернушки, он шагнул в бессмертие. И совсем не важно, что впоследствии, после приказа Сталина, этот день приурочат к 23 февраля - 25-летию Красной Армии; и что 'подвиг Матросова' до этого был уже совершен другими героями более 70 раз... Да хоть семь тысяч! ...
Юнус бабай дожил до этого дня и, ковыляя по деревне, с гордостью говорил всем, что его Шакирьян - настоящий герой. Старику, правда, не верили, думали заговаривается - чего не бывает при болезни. А он твердил: 'Права была Муслима, молодцом сын вырос...' Умер Юнус, так и не увидев 'Золотую Звезду' Героя-сына и, забрав с собой навсегда тайну превращения Шакирьяна Мухамедьянова в Александра Матросова.
702

Оставить сообщение:

Партнёры