Рекламный баннер 1000x120px ban-1
Курс: 74.16 90

Киевский режим занялся дипломатическими маневрами

Киевский режим занялся дипломатическими маневрами

Станислав Смагин,политолог

В футболе есть такое понятие – игра на три результата. Это когда предматчевое соотношение сил между соперниками или ход самого матча таковы, что абсолютно равновероятны как победа любой из команд, так и ничья. Этой весной донбасско-украинский конфликт и весь его международный контекст крайне напоминали аналогичную ситуацию. Казалось, что почти равны шансы и на горячую открытую фазу, и на возвращение конфликт в совершенно не мирную, но полузамороженную стадию, и на его временное зависание в «почти размороженном», но окончательно не сорвавшемся в полноценную войну виде.

Правда, вскоре стало ясно, что все больше аргументов скапливалось в пользу того, что настоящее кровопролитное столкновение пройдет стороной (вполне возможно, пора). Началась ситуация  хрупкой и весьма «теплой» ничьи. Поэтому украинское руководство подлаживается под текущую обстановку, продолжая играть на все те же три результата, но уже в дипломатическом и риторическом русле: фиксируя ничью, оно готовится одновременно и к войне, и каким-то если не окончательным, то хрупко-промежуточным договоренностям. Надо понимать, что исходить Киеву приходится не только и не столько из собственных нужд и возможностей, сколько из внешних факторов. Среди них и перспектива встречи российского и американского президентов, и позиция Европы, и, наконец, продолжающие ухудшаться отношения между двумя главными на сегодня украинскими партнерами, США и Турцией; признание Байденом геноцида армян в очередную его годовщину, несомненно, внесло свою лепту в это ухудшение.

Так, в интервью для Financial Times Зеленский заявил,  что так называемый Минский формат переговоров по Донбассу был принят до его избрания президентом и своим уровнем эффективности его не очень устраивает. Поэтому надо либо изменить формат, либо заменить каким-либо новым. В данном случае «эффективность» можно понимать крайне широко – и как еще большее ужесточение тона и условий, и как хотя бы условный шаг навстречу РФ и ЛДНР (кстати, в Кремле, по словам Дмитрия Пескова, расценили инициативу в тревожном ключе). Важнейшим же, видимо, в предложении украинского президента следует признать пункт об официальном включении в новый или старый, но реформированный формат Канады, Великобритании и США. Главные здесь, конечно, американцы, доселе предпочитавшие не брать на себя минско-нормандских обязательств, оставаясь сторонним ответственным (или, точнее, безответственным) модератором происходящего.

Отметим, что пока Вашингтон придерживается все того же подхода, свидетельство чему – комментарий представителя Госдепа к интервью Зеленского, согласно которому Минские соглашения все еще остаются приоритетной базой переговорного процесса. В целом предложение «Зе»  находится в одном ряду с его недавним призывом к Байдену активизировать интеграцию Украины в НАТО; хвост хочет если не вилять собакой, то хотя бы получить от неё больше обязательств по отношению к себе.

Примечательны и колебания в риторике Зеленского относительно его возможной встречи с Владимиром Путиным. 20 апреля украинский президент предложил российскому визави встретиться «в любой точке украинского Донбасса». Очевидно, упомянутая реплика в первую очередь имела пропагандистский, а не реальный политический характер, так как очевидно, что по ряду причин для российской стороны идея встречи в Донбассе неприемлема. Это подтвердила и реакция самого Путина, в ответ предложившего своему киевскому контрагенту и тезке приехать в Москву, но для обсуждения российско-украинских отношений без донбасской «корзины», которую, в свою очередь, надо обсуждать с руководством самих ДНР и ЛНР. Украинский вице-премьер Резников назвал приглашение Путина странным, так как РФ «страна-агрессор» и ехать в её столицу нельзя.

Вроде бы на этом диалог по конкретной проблематике оказался исчерпан. Но спустя несколько дней Зеленский резко отказался от предыдущих требований. Теперь, как выяснилось, он готов встретиться с Путиным в любом месте, в том числе и в Москве. Кроме того, он готов к обсуждению любых вопросов российско-украинских отношений, в том числе положения русского населения Украины и Русской Православной церкви. По словам Зеленского, он уже дал руководителю своего «офиса» (администрации) Андрею Ермаку указание по согласованию с российскими коллегами сроков и деталей саммита, и фактически достижение договоренности о нем – дело ближайшего времени.

Интересно, что почти одновременно один из предшественников Зеленского, первый украинский президент Леонид Кравчук, представляющий «незалежную» в  Трехсторонней контактной группы на минских переговорах, заявил об «историческом событии». Таковым названо предварительное принятие украинских предложений по дополнительному контролю за режимом перемирия в Донбассе. По словам Кравчука, рассматривались предложения РФ, ЛДНР и Украины, и за основу приняли именно последние.

Судя по всему, тактические колебания от замены Минского формата до «исторических прорывов» в его рамках и от выставления своих условий встречи с Путиным до принятия (на словах) его собственных. Эта линия призвана как заменить собой военное обострение, так и «занять время» до очередной и почти неизбежной его фазы.

Партнёры